Воскресенье 24 Марта, 2019 г.
Доллар 63.77 Евро 72.59
облачно СЃ прояснениями +1° C Волгоград
Показать ленту новостей

Сталинградский вождь Алексей Чуянов задаёт загадки

Владимир Апаликов / Геометка
14 Марта 2019 06:46
644
Фото: Александр Куликов
В центре Волгограда, перед двухэтажным уютным домиком стоит памятная стела. На фоне стены, расцарапанной осколками, усыпанной отметинами пуль, выделяется лицо человека с приглаженными чертами. На губах – полуулыбка, взор устремлён куда-то вверх, будто выражая несокрушимый оптимизм по поводу светлого будущего города и мира.

Известный неизвестный герой


Домик сзади выстроен на том месте, где стоял особняк, в котором жил этот человек – Алексей Семёнович Чуянов. Руководитель громадной Сталинградской области с 1938 по 1946 год – в самое трагичное время. Кажется, о нём известно всё, но многое в его личности, в его деятельности так и остаётся до сих пор загадкой.

Алексею Чуянову неоднократно пытались придать статус одного из главных героев Сталинградской битвы, наряду с Чуйковым, Шумиловым, Родимцевым, Зайцевым, Павловым... Ан, нет – не вписывается никак в этот ряд. Хотя и присвоили ему в 1970 году звание Почётного гражданина Волгограда, хотя и в 1977 году похоронили в славнейшем из славных мест – на Мамаевом кургане, а не получается из него героя. Никак не получается. И люди его не знают. Даже та памятная стела появилась в городе, лишь благодаря местным коммунистам – они сумели организовать сбор денег, упросили народного нашего скульптора Виктора Фетисова, и тот вылепил образ, весьма далёкий от действительного.

Есть ещё мемориальная доска с именем и изображением Чуянова на стене бункера в Комсомольском садике, где размещался городской комитет обороны в 1942 году. Но вот улицы его имени – нет. Даже переулочка какого – не нашли для имени руководителя бывшей Сталинградской области.

Да что там? Чуянова в 1967 году не пригласили на открытие памятника-ансамбля на Мамаевом кургане. Все были. Маршал Чуйков выступал, Яков Павлов, бывший комфронта Ерёменко. Комбайнёр из совхоза «Пролетарий», знатный сталевар речи говорили. Даже студентке из политеха слово дали. А бывшего первого секретаря обкома партии большевиков Алексея Чуянова вообще не позвали на такой великий праздник. Согласитесь, странно.

Вообще, после войны с ним поступили достаточно некрасиво. Ведь, как ни крути, герой же! В достижении Сталинградской Победы была и его немалая заслуга. Да и в возрождении города-героя и всей области – тоже. Одно черкасовское движение, ставшее всенародным, чего стоит. Однако в 1946 году Чуянов по-тихому был отозван в Москву и брошен на укрепление промысловой и потребительской кооперации. Даже не руководителем управления, а всего лишь заместителем.

Потом переброшен в комитет по вопросам труда и заработной платы. А в 55 лет вообще отправлен в отставку. Такое в те годы практиковалось, лишь когда человек уж очень был неугоден.

Трудно жить на свете пастушонку Пете

Кто же он был – Алексей Семёнович Чуянов? Биография известна. Официальная. И здесь мы сразу же сталкиваемся с туманом. Дело в том, что львиную часть информации об этом человеке мы можем узнать лишь из его собственных сообщений. А легенд о себе он наковал предостаточно. Да плюс, некоторые исследователи, то ли добросовестно заблуждаясь, то ли в своих целях, безбожно переврали имеющиеся скудные данные.

Родился он в 1905 году, на Кубани. В 13 лет, нанялся пастушком, крутить коровам хвосты. По его словам, проходилось нелегко. «Трудно жить на свете пастушонку Пете: бьёт его по роже пионер Серёжа» – Это Есенин и неизвестный продолжатель писали и о нём, об Алексее. Потому тот предпочёл оставить пастуший рожок, подался в пионеры. То бишь, избрал политическую стезю. И уже через пять лет, успев повоевать с белой гвардией (опять же по собственным воспоминаниям), возглавил райком, затем окружком комсомола.

Далее – стальные ряды коммунистической партии, зачисление в аппарат Центрального комитета, и в 1938 году 33-летний первый секретарь обкома Всесоюзной коммунистической партии (в скобках – большевиков) прибывает в Сталинградскую агроменную область, в состав которой в те поры входила и Астраханская область. Так что, не всегда Астрахань правила нами – бывали и мы над ней, бывали…

Подумать только: взял бразды правления младой десницей и шуйцой в 33 года! И ведь явно не Христос. Но – такие были времена.

Товарищ Сталин почему-то люто не жаловал руководство земли, носящей его имя. А потому с завидной регулярностью сносил головы первым персонам: Борису Шеболдаеву, Владимиру Птухе, Иосифу Варейкису, Борису Семёнову, Петру Смородину. Это лишь самые главные властители. Вместе с ними сгинули в расстрельных подвалах руководители облисполкома, городских властей и многих районных. А вот Алексей Чуянов смог закрепиться на 8 лет. Может, просто повезло – репрессии, под проницательным водительством товарища Берии, как раз здорово пошли на убыль.

Да, невесело, но надо держаться

Сталинградская битва – величайшая трагедия земли русской, российской, советской. Мы до сих пор не можем восстановить её действительный размах, ход и итоги. О деятельности Алексея Чуянова мы можем судить лишь по его книге «Сталинградский дневник», которая вряд ли может служить надёжным источником, поскольку составлена из фронтовых сводок, изобилует идеологическими эскападами времён развитого социализма (книга вышла в конце 70-х годов прошлого века) и вообще мало похожа на воспоминания живого, много повидавшего и пережившего человека. Кажется, что он больше пытается умолчать, нежели рассказать.



Например, интереснейшая цитата из записи 13 июля 1942 года: «В Серафимовичском районе приступили к эвакуации жителей и всего ценного. Паромов мало —скот переправляется вплавь. Большие трудности возникли с вывозом зерна. Нет горючего. Да, невесело. Но надо держаться и держаться. В этом единственное наше спасение».

Вам, уважаемые читатели, ничего не напомнила эта цитата? Да, конечно же! Знаменитое сегодня: «Денег нет, но вы держитесь». Вон ещё откуда корни-то. Тогда: бензина нет, ехать и везти не на чем, гибнет труд тысяч людей, но спасение в том, чтобы держаться. Сейчас: денег нет – то есть, элементарно не на что кормить детей, купить жрать, извините, не на что. Но нужно держаться.

За что держаться? Чем держаться?

Нет ответа.

Дневник, который не дневник

А вот – из «дневника» выпали два дня: 23 и 24 августа 1942 года. Мы знаем, что это за дни: прорыв немцев к северной окраине города и варварская бомбардировка. Да, конечно, тут не до писаний.

Но известно, что «Сталинградский дневник» – на самом деле и не дневник вовсе. Это литературная запись чуяновских рассказов, выполненная известным волгоградским писателем Александром Шейниным. Зачем же изображать потрясение задним числом? Тем более, что последующее описание ужасов бомбёжки не производит впечатление, что это писал очевидец. Заметна профессиональная, но всё-таки отстранённая рука.

Есть и тут странность. Запись от 10 августа 1942 года, до трагедии ещё две недели: «Когда начались частые бомбёжки города, я условился с женой, что о вражеских налётах буду предупреждать её в целях конспирации вставленными в разговор словами «Катюша едет». После такого разговора семья должна немедленно укрыться в бомбоубежище, вернее, в переоборудованном бассейне для дождевой воды».

Может быть, кто-то пояснит, для чего нужна подобная «конспирация»? Если на город надвигается вражеская армада, почему же не предупредить всё население города (а не только родимую семью), чтобы оно спасалось, пусть не в бассейнах, но хотя бы в щелях? Ведь тогда Сталинград заполонили сотни тысяч эвакуированных людей, беженцев, которые ютились прямо на улицах. Сколько их погибло ещё и потому, что никто не сообщил им вовремя о «подъезжающей Катюше», мы точно не знаем до сих пор – архивы закрыты.

Странности эти дали пищу довольно распространённой версии, что руководство Сталинграда заранее знало о готовящемся налёте 23 августа. Однако не стало сообщать населению, дабы не вызвать дикой паники. В тех условиях на непроходимых улицах могла бы возникнуть смертельная давка, почище ходынской. Что касается последовавших чудовищных жертв, просто не подумали, что враг кинет такие силы на беззащитный город.

Версия – страшная, в неё не хочется верить. Однако приходят на ум события 1986 года. Гибельный радиоактивный выброс Чернобыля – нужно бросать всё и бежать, бежать, бежать… Но людям ничего не говорят об опасности (во избежание паники?!), и они выходят на первомайскую красивую демонстрацию в Киеве, ведя за ручку принаряженных детей…

Ведь это было, было…

Не мы, так дети наши…

Ещё одна распространённая версия, рождённая будто бы на основании мемуаров Чуянова. Эвакуацию мирного населения из Сталинграда, якобы, запретил лично товарищ Сталин. Это он позвонил первому секретарю и гневно отчитал за попытки вывезти людей за Волгу. И ещё, вроде, припечатал афоризмом: «Армия не защищает пустых городов». Эвакуация была запрещена. Отсюда и жуткое количество жертв.

У Чуянова данный эпизод выглядит несколько иначе. Сталин действительно позвонил ему 19 июля. И действительно отчитал. Но не за эвакуацию мирных жителей. Ему доложили, что штаб военного округа перебрался в Астрахань, и вождь разгневался, решив, что сталинградское руководство уже решило сдать город. Чуянов его разубедил, Сталин решительно заявил, что Сталинград врагу сдан не будет.

Что касается эвакуации мирных людей на левый берег, то она потихоньку – но шла. Например, сам Чуянов отправил свою семью и семьи руководителей в Палласовку ещё 11 августа. Алексей Семёнович, правда, поколебался немного относительно уместности подобного шага. Вот он раздумывает: «Отъезд наших может дать повод для вражеской пропаганды». И тут же опровергает сам себя: «Но, видимо, другого выхода нет. В конце концов, Валерий, которому только полтора года, не виноват, что у него отец секретарь обкома».

Продолжая данное логическое построение, получается, что дети, тысячами и тысячами погибшие в казнённом Сталинграде, оказались виноваты в том, что их отцы не вошли в руководящую номенклатуру.

Массовая эвакуация началась сразу после бомбёжки. Но массовой её можно назвать лишь относительно. Фашистские самолёты постоянно барражировали над Волгой, велась артиллерийская и всякая иная стрельба по всему живому, что появлялось на водной глади. Потому люди переправлялись малыми партиями лишь ночью, когда сохранялся хоть малый шанс остаться в живых.

Кто несёт ответственность за ужасающие жертвы? Как удобно списать всё на кровожадного Сталина. Уже стало традицией, вешать на него все преступления ушедшей эпохи подряд. Как на матёрого рецидивиста. Десятком-другим преступлений больше на счету, ему уже всё равно большего наказания не дадут. А кто-то, глядишь, отмажется…

А Сталинград мы всё-таки не сдали. Мы отстояли наш город-герой. Нашу страну. Чего это стоило нам, мы и сами ещё не знаем до конца. Но – обязательно узнаем. Не мы, так дети и внуки наши…
Обсуждения (0):

Возврат к списку