РЕГИОНАЛЬНЫЙ
ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР
Волгоград 11 Декабря 2016 облачно +1oC

03 Ноября 2015 13:15

Культура

куда сходить в Волгограде

ПАМЯТНИК В КЛАДОВКУ НЕ ЗАСУНЕШЬ

На вопросы отвечает выдающийся скульптор Виктор Фетисов.

— Виктор Георгиевич, вы — народный художник Российской Федерации, почетный гражданин города Волгограда. Какое из этих двух высоких званий для вас, как сейчас говорят, волнительней, какое больше греет душу?

— Да, это вопрос. Я родился в этом замечательном городе, и мои земляки как бы оценили мое творчество. А за ними — и остальные. Так что, оба звания мне очень дороги. Хотя и мало задумываюсь об этом. Просто старался быть достойным своей Родины и быть полезным для людей. Мне всегда хотелось, чтобы мои произведения радовали людей и после меня. А уж если они помогут в эстетическом восприятии мира, буду счастлив.

— Я бы хотел напомнить нашим читателям о некоторых работах скульптора Виктора Фетисова. Он стал автором и исполнителем оформления Дома Павлова, памятника, посвящённого разгрому армии Манштейна, памятника первостроителям Тракторного завода, памятника воинам-сибирякам защитникам Сталинграда. Всем знакомы памятники его работы нашей замечательной поэтессы Маргариты Агашиной, Пушкину на Предмостной площади. Фетисов принимал активное участие в создании Мемориального комплекса на Мамаевом кургане города Волгограда. Многие его работы приобретены Киевским музеем искусств, есть они и в Третьяковской галерее. И так далее, и так далее.

И продолжая тему художественного облика города-героя Волгограда. Виктор Георгиевич, устраивает ли вас данный облик? И как коренного сталинградца, и как художника?

— Позвольте некоторое лирическое отступление. Я как-то вдруг почувствовал себя представителем старшего поколения. Старше меня уже и нет никого из нашей художественной братии. Быстро всё пролетело… Я к чему веду? Художественное развитие нашего города шло по восходящей линии, нас признавали на республиканском уровне, а то и всесоюзном. Сейчас я не могу сказать, что наступило затишье. Движение есть. Но движение — куда-то не туда.

— Вот как!

— Именно так. У нас за последний год в Волгограде и Волжском возвели аж восемь памятников. Беспрецедентная живость. Прямо какое-то нашествие. Знаете, в той стране, которой уже больше нет, такого просто не могло быть. Взять, к примеру, историю памятника комсомольцам. Я не являюсь поклонником этого произведения, но оно стало неотъемлемой частью облика города и действительно является полноценным художественным произведением. Однако ведь и создание памятника длилось ни много, ни мало — десятилетие. Причем, львиную часть времени заняли обсуждения, согласования и тому подобное.

— А почему вы не являетесь поклонником этого памятника?

— Мне кажется, память о комсомольцах должна носить совсем другой настрой. Я сам был комсомольцем, и у меня пребывание в комсомольских рядах ассоциируется с задором, порывом, энтузиазмом. Здесь же запечатлена печаль, а печаль, по моему убеждению, не должна довлеть. Мне гораздо ближе по духу памятник «Орленок» скульптора Льва Головницкого.

— Герой со связанными руками, но рвущийся к свободе?

— Да-да, вот — комсомолец в моем понимании. Порыв, стремление, буря. Тем не менее, наш памятник вполне имеет право на существование и как произведение искусства, и как украшение города. Правда, он недавно упал под ударами бури…

— Вот они — бури-то! Но все-таки, подобное, как вы говорите, нашествие памятников — восемь за год — чем плохо?

— Количественно, может быть, и хорошо. Да и скульпторы заработали денег. Но что останется следующим поколениям? Я тут ставлю большой вопрос.

Зачем, скажите, ставить памятник Шарапову и Жеглову, по сути — киноактерам Высоцкому и Конкину? Если уж нужно увековечивать произведения киноискусства, то почему не взять фильм «Они сражались за Родину»? События, гремевшие на нашей земле? Где, кстати, играет наш земляк Иван Лапиков. Шукшин, который нашел здесь последнее успокоение. Согласитесь, было бы гораздо логичнее поставить памятник героям этого фильма.

— Что ж, пожалуй.

— Я скажу тривиальность, но наши потомки должны воспитываться на хорошем искусстве и не поминать нас тихим крепким словом. Возьмите Санкт-Петербург. Это же наслаждение — любоваться его скульптурами, они вызывают самые высокие чувства. А у нас? Поставили, так сказать, покровителя в таком месте, что к нему нельзя подойти. Для чего он здесь, что он может пробудить в зрителе?

— Вы, кажется, имеете в виду памятник Александру Невскому у здания драматического театра на Площади Павших борцов?

— Его, родимого, его. Нельзя в сфере монументального искусства применять лозунговые схемы.

— Это как: лозунговые схемы?

— Как мы раньше лозунги готовили к пролетарским праздникам. Приближается, скажем, Первое мая — сразу вывешиваются лозунги: «Ура! Мир, Труд, Май! Да здравствует всенародный праздник трудящихся!» Праздник прошел, лозунги — в кладовку до следующих дат. А памятник в кладовку не засунешь, он остается надолго, на века. В Советском Союзе это понимали. Существовал специальный план монументальной пропаганды, который обкатывался на всевозможных уровнях. А сегодня у нас зачастую решает всё воля одного человека: начальник захотел — поставил. Как и в случае с памятником Александра Невского. Нельзя бездумно втыкать что-то на безукоризненно гармонизированной площади, задуманной и выполненной прекрасными архитекторами

— Да и по сути непонятно. Что это за покровитель, к которому нельзя подойти, не рискуя жизнью?

— А самое для меня обидное здесь — равнодушие волгоградцев. Поставили что-то непонятное и никчемное — ну и пусть стоит.

— Позвольте, Виктор Георгиевич, с вами не согласиться. Волна протестов против возведения памятника на центральной площади города-героя была мощной. Да ведь вы и сами были в первых рядах протестующих.

— Был, да. И волна была. Только толку не было. На мнение специалистов и общественности попросту не обратили внимание. А соответствующая организация выдала нужное, вернее, угодное заключение.

— Это что же за организация?

— Совет при главном архитекторе.

— Ах, «при». То есть, советует то, что приказано?

— Вот именно.

— Не так давно наш губернатор создал градостроительный совет, который как раз и займется, в том числе, проблемами внешнего облика Волгограда. Но, наверное, есть необходимость в создании и художественного совета с широким и полномочным участием художников, общественности, который хотя бы пытался всесторонне рассматривать проблему именно художественного облика нашего замечательного города? Глядишь, и преуспеем в том, чтобы не было стыдно перед потомками?

— Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков.

— Вот видите, Высоцкого цитируете. Может, и не зря поставили ему памятник?

— Может, и не зря. Я, как все пожившие люди, люблю поворчать.

— А чего ж не поворчать, если по делу?

— Я просто призываю бережнее относиться к тому, что оставили нам наши великие архитекторы: Симбирцев, Левитан, Масляев, Руднев, создававшие Волгоград. Давайте хотя бы не портить доставшееся нам богатство. Тем более что нынешние пока еще ничего не создали.

— Будем надеяться, что еще создадут. В том числе, и с вашей помощью. Спасибо за беседу и всяческих вам успехов!

Фото: Волгоград24

Интервью вел Владимир Апаликов

Комментариев (0)
Все права защищены © ГБУ ВО "РИАЦ" 2016г. ИНН:3444070157 КПП:344401001 ОГРН:1023403461718
ИА «РИАЦ» зарегистрировано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Волгоградской области в республике Калмыкия (ИА №ТУ34-00741 от 30 июня 2016 года).
Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Индекс цитирования